ВАРПЭВсероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров

Скудный улов: рыболовы России теряют прибыль из-за конкурентных войн и новых пошлин

Россия — один из главных мировых экспортеров рыбы и краба. В текущем году по объему улова рыбаки могут приблизиться к уровню 2018 года, когда был установлен постсоветский рекорд в 5,11 млн т биоресурсов. Растет и экспорт. Однако безоблачной ситуацию назвать трудно — по рентабельности отрасли бьет обострившаяся на мировых рынках конкуренция и недавно введенные правительством пошлины. Дополнительный удар — действующая с 2017 года программа инвестквот, которая заставляет рыболовов наращивать кредитную нагрузку и вкладываться в закладку перерабатывающих заводов и обновление флота. Как российские производители рыбы и краба адаптируются к новой реальности и есть ли у них запас прочности, выяснял Forbes

В нынешнем году российские рыболовы могут рассчитывать на второй по объему за весь постсоветский период улов — 5,07 млн т с учетом всех водных биоресурсов, прогнозирует Всероссийская ассоциация рыбопромышленников (ВАРПЭ). Больше удавалось добыть только в 2018 году (5,11 млн т).

Уже к середине сентября, по данным ВАРПЭ (есть в распоряжении Forbes), вылов биоресурсов в России превысил 4 млн т, что на 11,5% больше, чем годом ранее. Самые большие объемы пришлись на минтая — 1,64 млн т, или на 4,2% больше, чем годом ранее. Самый большой прирост продемонстрировал улов сардины иваси (175 800 т — рост в 1,7 раза) и тихоокеанских лососей (589 600 т, что превышает прошлогодний показатель более чем в два раза). 

Экспорт российской рыбной продукции в январе — августе 2023 года увеличился на 4% в годовом выражении, до 1,4 млн т, приводит данные финансовый аналитик маркетплейса «ФинМир» Александр Соловьев. «Россия продолжает наращивать экспорт рыбной продукции (филе рыбное и фарш, ракообразные, моллюски, водные беспозвоночные) в Китай, он составил 53% от общего объема экспорта продукции страны с начала года, что делает КНР крупнейшим импортером российской отрасли», — отмечает Соловьев.

Объем торговли с Китаем, по данным Росрыболовства, достиг 811 000 т (+81%) на общую сумму $1,71 млрд. В пятерку крупнейших российских экспортных рынков морепродуктов также входят Южная Корея (34%), Нидерланды (7%) и Япония и Германия — по 1% каждый.

Падающие цены и конкурентные войны

Но у богатого улова и растущего экспорта есть обратная сторона — цены на многие экспортные позиции в этом году снижались. Так, стоимость филе минтая (на эту рыбу приходится существенная часть улова) на фоне роста его предложения в мире, говорит Соловьев из «ФинМира», снизилась на 19%, до $2578 за тонну.

Геополитические проблемы заставили рыболовов частично переориентироваться с выпуска филе минтая, отправлявшегося, в первую очередь, в Европу, на выпуск сурими и фарша, востребованных на азиатском рынке, где Россия находится в острой конкуренции с США, отмечает президент ВАРПЭ Герман Зверев. Но и здесь цены падали — на четверть в первом полугодии 2023-го, до $2088,5 за тонну, по данным ВАРПЭ. «Удерживать конкурентные позиции пока мы можем только за счет более низкой цены», — объясняет Зверев. Конкурентная цена уже позволила России потеснить США на азиатском рынке, но разрыв в доходах от экспорта впечатляет. Например, средняя цена поставляемых в Китай российского фарша и сурими из минтая в первом полугодии 2023-го составила около $2100 за тонну — почти в два раза дешевле американского аналога (около $4100 за тонну). Средняя стоимость тонны российского сурими при поставках в Южную Корею в январе — июне была на уровне $2100, в Японию — $2900, в то время как у поставщиков из США цены достигали $3700 и $3200 соответственно. При этом до сих пор не продано свыше 20 000 т филе и 15 000 т сурими, произведенных в 2023 году, оценивает Зверев.

Снижение цен ощутили и экспортеры, работающие в наиболее премиальном сегменте — крабовом. В первой половине 2023 года стоимость замороженного краба рухнула на 45%, до $12 650 за тонну, а цены на живого краба в первой половине 2023 года оказались на 10% ниже ($34 508 за тонну), отмечают в ВАРПЭ. «Ситуация с крабами интересная — раньше мы сбывали их в США по цене в $40 за кг, сейчас из-за санкционных войн вынуждены отдавать третьим странам по меньшей цене, хотя едут они потом все равно в США», — рассказывает исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Александр Фомин. 

Российский экспорт рыбопродукции многие годы был критически зависим от четырех рынков: 95% экспортных поставок направлялось в Китай, ЕС, США и Японию. Но сейчас, говорит Зверев, эти страны превратили свою зависимость от российских поставок в способ управления ими: «На фоне антироссийских настроений США и Япония — важнейшие рынки премиальной продукции — закрылись. В результате этого экспорт перестал выполнять роль финансовой подушки безопасности и даже приобрел определенную токсичность для предприятий, работающих на монопродуктовых нишевых рынках, таких как рынок крабов».

Тихоокеанский лосось и его икра, продолжает Фомин, в этом году сбываются по стоимости в полтора-два раза ниже, чем после прошлой, менее впечатляющей путины, так как рыбаки стараются его скорее реализовать из-за недостаточности мощностей для хранения. У России с США в секторе горбуши и нерки большая конкуренция, страны являются крупнейшими добытчиками этой рыбы в мире. Согласно данным TradexFoods, в этом году Россия и США суммарно добудут 749 000 т тихоокеанских лососей, рассказывает Зверев. Это побьет предыдущий максимум в 650 000 т, достигнутый в 2021 году. Конкурентные войны здесь бьют по обоим экспортерам. В начале августа, по словам Зверева, один из крупнейших американских рыбопереработчиков, TridentSeafoods, даже разослал письмо рыбакам CША, в котором указал на «коллапс» на рынке горбуши Аляски на фоне снижения цен на российскую горбушу.

Существуют и другие фронты конкурентной войны. Например, в первом полугодии 2023-го США почти в 10 раз увеличили поставки нерки в Японию: с 365 т до 3301 т, отмечает Зверев. А вот импорт лососевых из России за этот же период сократился, по данным таможенной статистики Японии, с 6239 т до 4296 т — в первую очередь за счет сокращения поставок нерки. «Явный экономический интерес США в продвижении антироссийских санкций был нацелен в том числе на это», — объясняет Зверев. 

Среди конкурентов российских рыбаков не только США. Например, за последние пять лет, по данным ВАРПЭ, вырос с 17 000 до 270 000 т вылов сардины иваси на Дальнем Востоке, промысел которой в России до этого отсутствовал почти 25 лет. «На фоне высокого насыщенности внутреннего рынка этой продукцией и критической нехватки холодильных мощностей на Дальнем Востоке единственная возможность реализовать растущие объемы иваси — это экспорт», — говорит Зверев. Но сардину, правда, индийскую, схожую по потребительским характеристикам, в Китай поставляет и Пакистан — причем по более высокой цене. 

Пошлины, сборы и квоты — тройной удар

С 1 октября в России действуют новые экспортные пошлины, привязанные к колебанию валютного курса. Они меняются в диапазоне от 4% при курсе доллара 80-85 рублей, до 7% при курсе выше 95 рублей. Если курс доллара менее 80 рублей, то пошлина нулевая. Нововведение затронуло широкий перечень товаров, в том числе рыбу и морепродукты.

Вместе с тем, отмечает Зверев, с этого года существенно увеличены ставки сбора за пользование водными биоресурсами, по основным видам они выросли в несколько раз. По оценке ВАРПЭ, в совокупности с увеличением налоговой нагрузки обложение рыбного экспорта пошлинами в 2023 году повлечет рост изъятий из рыбной отрасли с 70 млрд до 95-96 млрд рублей. А российские рыбопромышленники и так являются одними из крупнейших плательщиков налогов в секторе АПК России, сетует Зверев, — в 2022 году объем фискальных платежей, включая соцвзносы, составил 62,676 млрд рублей.

«Отрасль сохраняет запас прочности, но для устойчивости важна неизменность экономических условий хозяйствования со стороны регуляторов. Для рыбаков введение пошлин стало неожиданным. Особенно важно, что такие изменения влияют на критерии реализации инвестпроектов, по которым проведен их отбор», — комментирует президент Ассоциации судовладельцев рыбопромыслового флота Алексей Осинцев. Еще предстоит оценить, как пошлины повлияют на срок окупаемости инвестиций в суда и заводы, отмечает он.

В России действуют так называемые инвестквоты «под киль» —  с 2017 года 20% квот на вылов рыбы распределяется между инвесторами, готовыми построить либо перерабатывающий завод, либо промысловое судно на отечественной верфи. Те, кто «вошел» под инвестквоты и вложился в строительство судов, теперь будут испытывать серьезные трудности ввиду значительной кредитной нагрузки, прогнозирует Фомин: «Возможен срыв сроков по проектам, некоторые бизнес-планы потерпят крах». За последние два года почти вдвое, до 151,4 млрд рублей, выросла кредиторская задолженность отрасли, а с начала 2017 года она увеличилась более чем в пять раз, добавляет Зверев. В этом году в России запущен второй этап программы инвестиционных квот, напоминает президент ВАРПЭ, и для участия в нем предприятия вновь будут брать кредиты. По оценкам ВАРПЭ, объем займов может достигнуть 250-300 млрд рублей.

Все это происходит на фоне снижения прибыли отрасли. «Если в прошлом году прибыль снизилась на 28%, до 172 млрд рублей, то в этом году снижение будет еще более значительным. Так, за семь месяцев 2023 года прибыль отрасли достигла 46,89 млрд рублей — в 2,3 раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года (107,85 млрд рублей)», — приводит данные Зверев.

Пошлины — это закономерное желание властей найти дополнительный доход для бюджета, объясняет логику правительства Фомин. По его мнению, есть два варианта развития событий: либо рыбаки включат 7% пошлины в стоимость продукции и смогут снять с себя дополнительную нагрузку, либо, если уровень мировых цен не позволит это сделать, занятые рыбным промыслом компании потеряют часть прибыли. «Возможен и средний вариант. Например, предвижу, что с Азией не получится договориться о повышении стоимости продукции на размер пошлины, цены поднимутся на пару процентов. В любом случае, придется вести переговоры, чтобы прийти к условиям, которые устроят и нас, и покупателей», — говорит Фомин.

Введение экспортных пошлин окажет серьезное влияние на позиции отечественных экспортеров на глобальном рынке в трех основных сегментах — сельди, филе минтая и мороженого краба, добавляет Зверев, так как именно здесь идет очевидная борьба за лидерство. Например, крупным добытчиком сельди является Норвегия, и цена российской продукции сейчас ниже ровно на величину пошлины. Если российские производители поднимут стоимость, это ожидаемо «подвинет» рынок в сторону норвежской сельди. По мороженому крабу Россия конкурирует с Канадой, по филе минтая — с США, и в последнем случае наши экспортеры рискуют потерять часть рынка ЕС. 


Вернуться к списку
Новости по теме
29 лет ассоциации

Всероссийская ассоциация рыбопромышленников была основана в 1994 году

70 участников
В ВАРПЭ входит 70 крупных участников-партнёров — лидеров рыбопромышленного рынка
90% рыбы в РФ
Доля ВАРПЭ в ежегодном улове рыбы в территориальных водах РФ составляет более 90%
Материалы Юридического форума НО «ВАРПЭ»
Узнайте подробнее о последних аспектах в сфере рыбной юриспруденции
Узнать больше